Кепи

Кепи

В 1961 году в СССР была денежная реформа, она была бесхитростна, как сам социализм: просто ликвидировали нуль в денежных знаках. Если чернильница–непроливашка стоила рубль, то потом стала стоить 10 коп. Правда, спички, как стоили 1 коп., так и не девальвировали. Если ничего не путаю, за кепи отдали почти два рубля, это просто огромные деньги!
Мы собирались в Москву, в ту самую столицу нашей Родины, которая была только в букварях и учебниках. Это событие будоражило весь наш маленький поселок. Мне купили фуражку–кепи. Что она именно "кепи" вы можете понять, если до этих "кепи" были только картузы: бесхитростные и откровенные, как рукавицы–верхонки.
Эта кепи была в мелкую, чуть заметную клетку серо–синего цвета, очень мягкую на ощупь и дорогую на вид импозантную вещь. Короче говоря, ничего более дорогого я в руках не держал. Нет, вру — у отца были кожаные перчатки, абсолютно новые, которые он привез с фронта. Он их тоже не носил, а только любовался после двух рюмок денатурата. Естественно, эту кепи мне дали только примерить и подержать в руках. И постоять в ней на крыльце. А потом она ехала до Москвы, упакованная в газету и набитая тоже мятой газетой, чтобы не потеряла форму.
За два часа до Москвы, мы начали собирать свой дорожный скарб и отец из под подушки и матраца доставал кусочки круглого "копченого" сыра, которым я давился все четверо суток, а отец ел и нахваливал: "Як копчене сало!".
Вот он! Вот он и наступил тот момент, когда из кепи выгребли все статьи о социалистическом соревновании в газете "Гудок" и мне торжественно вручено в руки это чудо советской легкой промышленности самой большой страны в мире! Кажется, у меня был первый в жизни оргазм, но в то время я плохо разбирался в мужском счастье, может, это просто я разжевал конфету "Раковая шейка", которую я носил за щекой еще от Свердловска.
И вот мы на перроне Казанского вокзала, мимо нас грохочут тележки грузчиков и толкаются гости столицы — думаю, что в то время коренным москвичам нафиг не надо было куда–то ездить, потому что в Москве было ВСЁ! Мы дошли до стены огромного серого вокзала и решили передохнуть. Отец, оттирая пот со лба белой тряпицей (так я узнал, что такое "носовой платок"), отставил в сторону ногу в хромовом сапоге и торжественно продекламировал: "Дорогая моя столица, золотая моя Москва!"...
И в это время голубь насрал мне прямо на кепи.

26.11.13Истории
Социальные сети:
Читать Libo.Ru в:


Поделиться:
Комментарии