Пряча боль глубоко под пиджаком

Пряча боль глубоко под пиджаком

Именно сейчас, в те годы, когда ветеранов ВОВ даже не с каждым годом- с каждым днем становится меньше, очень остро стоит проблема памяти о великом подвиге воинов СССР над фашизмом. Мы не помним, потому что не знаем. Но ветеран ВОВ, участник штурма Кенигсберга и освобождения Ленинграда от блокады на мой вопрос «Какой эпизод с войны Вам запомнился больше всего? Что врезалось больше всего в память?» неуверенно пожимает плечами и отвечает: « Да я и не помню. Понимаешь, ведь столько всего пережили, что и не расскажешь чего-то отдельного. Воспоминания накладываются друг на друга». Он пытается много шутить, часто смеется, но каждый раз, когда я пытаюсь вывести разговор на тему войны, заминается и задумчиво замолкает. А на его пиджаке красноречиво красуются орден Отечественной войны 2-й степени, медали «За отвагу», медаль «За оборону Ленинграда», «За взятие Кенигсберга».
Мой герой – Лев Васильевич Эйтвид, очень похож на героя фильма «В бой идут одни старики» Макарыча. Он веселый и неунывающий в свои 92 года человек, прослуживший все военные годы авиатехником по вооружению «ББ»( «Ближних бомбардировщиков»). Его главной задачей было умело и быстро проверить кассеты с бомбами, а потом прикрепить к самолету или снять с него. « Работал не покладая рук, посмотрите, как себе испортил кисти», – сокрушенно вздыхает его жена. А Лев Васильевич улыбается и вспоминает, как всю войну он смог пройти со своим хорошим другом . «Мы в армии познакомились, сдружились. А потом нас призвали на фронт. Сначала отдельно служили, через некоторое время его командировали к нам в полк. Мой друг был маленького роста, я был покрепче, поэтому помогал ему, таскал то, что потяжелее». «А, вы ему были как старший брат? Опекали, помогали?». Лев Васильевич обижается и поднимает грозно палец: «Нет. Все мы были в полку равны. На войне все равны. Просто каждый знал свои обязанности. Я как более крупный, жилистый, таскал что потяжелее. Но чтобы делать что за другого – нет»,– «Все мы были равны» – повторяет он снова и снова.

Пряча боль глубоко под пиджаком

« Вы верили в победу? Всегда чувствовали, что наша команда победит?»- спрашиваю я. «Да куда там. Вопрос, победим мы или не победим, даже не мелькал в голове. А, может быть, хлопнут. Хотелось просто выжить», – задумчиво отвечает ветеран. «До 1942 года 97-й ближнебомбардировочный авиационный полк, в котором служил Лев Васильевич, базировался под Ленинградом, «ББ» ежедневно вылетали на бомбежку немецких передовых позиций, а когда Ленинград попал в кольцо блокады, их аэродром оказался вне кольца и продолжал работать. Затем полк перебросили на Волховский фронт.

Пряча боль глубоко под пиджаком

После прорыва блокады Ленинграда в январе сорок третьего эскадрилья постоянно перемещалась вслед за наступающими войсками. Когда фронт продвинулся далеко на юго-запад, уходящие на боевые задания самолеты взлетали уже с аэродромов Таллина, Риги, Вильнюса. На вооружение новых самолетов пришла еще более новая техника-фотоаппаратура»- сообщает о нашем ветеране издание «Памяти и славы достойны», собравшее очерки с воспоминаниями калининградцев — участников штурма Кенигсберга. Именно поэтому , наверно, он заинтересовался техникой нашего фотографа и, наконец, живо стал рассказывать о своей службе в последние годы. «Карты я расшифровал на снимках»- сообщает он, что означает, что он обрабатывал, расшифровал аэрофотоснимки, по которым потом составлялась карта местности. Именно благодаря усилиям в том числе и нашего героя войска,шедшие на штурм Кенигсберга, могли ориентироваться в его лабиринтах. А он об этом говорит так, вскользь, рассматривая современный фотоаппарат с неподдельным интересом.

Пряча боль глубоко под пиджаком

В разговор все чаще вступает его жена, делясь историями, когда-то рассказанными ветераном и заботливо сохраненными старушкой. Она уточняет даты, места. А Лев Васильевич пытается вырвать из памяти что-то воистину доброе. Вот он вспомнил своего дедушку, который в одиночку построил ветряную мельницу, а потом был раскулачен за свои работящие руки. Вот в его памяти всплывает время его учебы в университете, а вот и мозг ловит главную любовь всей его жизни – книги. Жена подхватывает эстафету: «Да, у нас дома настоящая библиотека. Куда девать –не знаем.»,– и тут же сокрушается : «Да мне мою посуду поставить негде, везде книги». «Что,и на войне читали?»– смеюсь я. «Да, конечно, читал. В окопе между обстрелами авиации что делать – я читал». В его квартире во всех четырех комнатах шкафы сверху донизу заставлены книгами. Бескнижными остались только 2 маленьких буфета в гостиной, где супруга радостно поставила фарфор. Книги помогли Льву Васильевичу на войне. Он, как знающий, будучи простым рядовым, читал лекции будущим офицерам. И все мечтал очутиться за штурвалом самолета. В летчики его, к сожалению, не взяли: не подошел по зрению. Но полетать ему все же удалось: как механик он обязан был проверять самолет на исправность. А один раз, проверяя готовность взлетел, сделал пару кругов в воздухе и сел. Это было маленькое детское счастье, исполнение мечты в военное время.

Жена его испытала на себе блокаду. Ленинград бомбили, прожектора сверкали, все шумело. А ей маленькой 4-летней девочке нравилось это- все ж было ярко, сияло. Она помнила, что ходила все время в шубе: и по улице, и дома, и спала даже в шубе — не отапливалось же ничего. Но так же, как и Лев Васильевич, она говорит о войне мельком, все стараясь вспомнить что-то мирное.

«Я вас провожать не буду, простите»– смущенно сообщает Лев Васильевич. Так и оставшись в пиджаке с орденами и медалями, одетом ради нашего прихода, он тихонько опускает голову, но сохраняет осанку и грустнеет, уходя в себя. Он немного рассказал, все больше хотел поведать о радостном мирном времени, о книгах, которые читал даже в окопах, об учебе с отличием, о студентах. Уходя, я ловлю его взгляд, и тут приходит понимание, что «ничто не забыто» ветераном, просто помнить хочется лучше мирное, доброе. Даже самая ценная медаль для него получена в мирное время за заслуги перед университетом. Ничто не забыто, лишь расставлены приоритеты, чтобы на заре жизни радоваться, пряча боль глубоко под пиджаком.

Текст: Анна Добровольская
Фото: Михаил Михайловский

Возможно, вас удивит, что делает статья о ветеране на либо.ру. Просто Лев Васильевич - мой дедушка. Давайте все вместе пожелаем ему здоровья и дожить до 100 лет.

18.11.14Чтиво
Социальные сети:
Читать Libo.Ru в:


Поделиться:
Комментарии

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (18)


разработка сайта